Своя Тропа

Россия, в которой вы не были
Блог помогает резидентам Рабочей Станции знакомиться. Просто так подойти к человеку: «Привет! А чем ты занимаешься, кстати?» — как-то неловко.
Хотя наверняка среди трудящихся за соседним столом есть те, с кем любопытно было бы пообщаться.
В блоге можно узнать, кто есть кто, присмотрев для себя потенциальных партнеров, или клиентов, или — быть может — друзей.

Что такое «Своя Тропа»?
Ярослав: «Своя Тропа» — это активный отдых для иностранцев в удаленных местах России. Например, поездки на Алтай, Байкал, Кавказ, в Карелию и т.д.
— Почему вы делаете именно то, что делаете?
Ярослав: Мы с Алексеем Оревковым [прим. основатель «Своя Тропа»] дети тех бородатых советских туристов, которые ходили с рюкзаками за спиной.

Именно те путешествия, которые любим, мы начали предлагать людям. Оказалось, что наш продукт нужен больше европейцам. Мы стали востребованными вначале в Италии, а затем в Германии и Франции. У европейцев горят глаза, им интересно практически все, что мы разрабатываем, для них это экзотика.

Еще пытались работать с китайцами, но у нас с ними пока большой культурный барьер. Нужно понимать их бизнес, ментальность, а это не просто, особенно, когда не знаешь язык. Это наша цель на будущее.


Как вы находите клиентов?
Ярослав: Наша компания является партнером разных зарубежных турагентств, которые могут собрать группу самостоятельно. Мы предлагаем дату заезда, маршрут и гида.

Ранее мы на регулярной основе с одним из операторов устраивали заезды туристов на Ямал и в тундру. В этом направлении мы были первыми. С нами захотели сотрудничать другие турагентства. Теперь мы можем выбрать, с кем из операторов хотим работать.

Сколько лет вы уже занимаетесь туризмом?
Ярослав: Я начал работать гидом с 2012 года. Затем с партнером начали водить группы в горы. Все это переросло в travel-компанию, которая существует с 2016 года, а работаем мы с иностранцами с 2017 года. Нашей бизнес-идее 2 года!
За 2 года заметно увеличение потока иностранцев в Россию? Повлиял ли чемпионат мира по футболу?
Ярослав: Да, поток туристов растет. Но вот на нас чемпионат мира вообще не повлиял. Не было никакого эффекта. Мы на него и не рассчитывали. Где футбол и где наши горы?! (Смеется).
Мы стремимся показать Россию такой, какая она есть. Это очень интересно!
Все-таки, какой именно ваш туризм?
Ярослав: Это трекинг, ходьба с палками или без в горах, ночевки в палатках, кемпинги, это восхождения, например, на Эльбрус. Мы очень любим Бурятию и Ямал. Там свободная и самобытная культура — у них свои кочевые традиции, сплетенные с шаманизмом, с христианскими верованиями и буддизмом. На Ямале в чумах можно увидеть иконы и красный угол, но в то же время жители этих мест хранят святые сани с родовыми атрибутами, которые считают святыми для своей семьи. У них даже есть специальная святая куколка, к которой пришиваются кусочки одежды умерших предков. То же самое можно сказать про Алтай. Шаманизм пропитывает всю их культуру! Это живая этнография.

Так, европейцы живут, например, с ненцами 4–5 дней в чуме. На сотни километров вокруг нет никаких селений.

Мы стремимся показать Россию такой, какая она есть. Это очень интересно!
Кто больше интересуется путешествиями в Россию: молодежь или люди постарше?
Ярослав: У нас есть большая дружественная компания итальянских стариков. Они ездят уже третий год подряд. Самому молодому из них 58 лет, а самому старшему — 79. Он ходил в 120 километровый трекинг на Алтае, а у него половина суставов титановые. Эти люди очень бодры, веселы и светятся здоровьем. Но в большей степени у нас аудитория от 40 до 55 лет.

Россия в целом не самая популярная страна для туризма. Но она входит в режим популярности в Европе, и мы чувствуем этот тренд. Начинается волна интереса к России, а мы стараемся подстегивать.

Что самое сложное в вашей работе?
Ярослав: Наверное, это то, что мы преодолеваем культурный разрыв. Например, мы можем позвонить подрядчикам в Сибирь, они скажут перезвонить весной, а нам нужно сейчас дать нашим зарубежным партнерам информацию на следующий год.

Проблема лежит не в дезорганизации русских людей, а в том, что мы в России не привыкли планировать наперед. Мы терпим очень много рисков: меняются цены, политическая ситуация, у нас неоднородная экономика.

Меня расстроило то, что ценность русского рукопожатия ниже, чем у иностранцев. Если иностранцы договорились, то это что-то значит, а у нас от бедности и низкого уровня образования начинают юлить. Это, к сожалению, правда. Нам приходится вводить много договоров и штрафов.

Мы уже поняли, с кем можно работать, а с кем — нет. Стараемся решать эти проблемы огнем и мечом, иначе начинает страдать наша репутация и репутация страны.
Над чем работаете сейчас и какие у вас дальнейшие планы?
Ярослав: Планов много. Ведется активная работа над тем, чтобы иностранцы поняли, что Россия — это безопасно и интересно.

Мы хотим снять фильм, который бы описывал контакт культур: про транссибирскую магистраль, иностранцев на Ямале, как сталкиваются две реальности: реальность немцев, итальянцев, французов и, например, ненцев, которые живут, как кочевники в тундре или алтайских коневодов, которые охотятся в горах, как их деды и повязывают ленты на перевале в знак уважения духам гор.

Это задумка на ближайшие лет 5. Сейчас мы накапливаем материал.

В настоящее время Россия активно себя ищет в культурном мировом сообществе, от которого была долгое время оторвана. Нужно о себе открыто заявлять не только как о стране, владеющей танками и ракетами, но еще и как о стране-носителе культур, уникальных мировоззрений, религий. Это будет очень ценный и важный вклад в то, как Россия будет выглядеть.

Расскажите о своей команде.
Ярослав: Основная команда — это 5 человек. 3 — в Москве и 2 в Томске. Мы с партнером больше занимаемся продажами и маркетингом, сложными спецпроектами. Девушки занимаются тем, что пытаются раздробить маршрут, всех обзвонить, запросить акты, счета, договора и т.д. Пока что у нас достаточно горизонтальная команда. Но мы понимаем, что нужна координация и иерархия.

Нам, кстати, очень нужен человек, который любит администрировать, все раскладывать по полочкам и всех проверять. Мы все достаточно самобытные и творческие, не хватает организационной структурности.

Нужно о себе открыто заявлять не только как о стране, владеющей танками и ракетами, но еще и как о стране-носителе культур, уникальных мировоззрений, религий.
Какой совет вы могли бы дать человеку, который начинает свое дело?
Ярослав: Конверсия — наше все! До этого проекта у меня было 10 разных стартапов. Я могу сказать, что любой бы из них «полетел», если бы я вместе с командой продолжал жать на одну кнопку. Не должно быть никакой работы на сомнениях. Сомнения — это то, что нужно вырезать. Но и, конечно, не нужно терять связь с окружающим миром.

— Почему Рабочая Станция?
Ярослав: У нас был офис, но все разъехались по командировкам. Мы платили за аренду, а использовали его как склад для документов. И нам постоянно приходилось думать о том, что нужно заказывать воду, оплачивать интернет и т.д. Здесь мы в некотором смысле отдыхаем: везде убрано, интернет оплачен, принтер заправлен. Это очень круто! Плюс здесь такая среда, в которой много интересных людей: можно что-то послушать и посмотреть.
Фото: Вячеслав Шерхоев, Вячеслав Ложкин, Сергей Кузнецов, ООО «Своя Тропа Туристик»
Ярослав Авдиев
Директор по развитию
svoya-tropa.ru

Резидент
Рабочей Станции Парк
Понравился проект, хотите познакомиться, но не знаете, как? Пишите на people@coworkstation.ru
comments powered by HyperComments