NIMB

Доступная система персональной безопасности
Блог помогает резидентам Рабочей Станции знакомиться. Просто так подойти к человеку: «Привет! А чем ты занимаешься, кстати?» — как-то неловко.
Хотя наверняка среди трудящихся за соседним столом есть те, с кем любопытно было бы пообщаться.
В блоге можно узнать, кто есть кто, присмотрев для себя потенциальных партнеров, или клиентов, или — быть может — друзей.

— Что такое Nimb?
Катя: «Nimb» — это система персональной безопасности. Она состоит из двух основных компонентов: приложения и устройства, которое вы носите с собой. В приложении вы управляете своими кругами безопасности, настраиваете их таким образом, чтобы ваш сигнал отправлялся каким-то конкретным людям или конкретным службам, вносите ценную информацию в свой профиль: где вы живете, работаете, часто бываете; медицинская информация, группа крови, предписанные лекарства, аллергия — все, что сможет спасти вам жизнь, если вы подаете сигнал, но при этом не можете говорить, не можете воспользоваться телефоном.

Система работает в любой экстренной ситуации, в которой человек оказался: это может быть криминальное нападение, проблемы со здоровьем, автомобильная авария или просто пожилой человек не может выйти из дома. Девайс выглядит вот так: это кольцо с тревожной кнопкой, кнопка расположена специально так, чтобы ее можно было нажимать кончиком большого пальца. Очень сложно это сделать случайно и отправить ложный вызов, потому что, для того чтобы вызов отправился, нужно ее подержать, она вибрирует аккуратненько 3 секунды, сообщая о том, что вы собираетесь послать активную тревогу, и уже после этих 3 секунд сообщения рассылаются по 5 кругам безопасности.

Первый круг безопасности — это частные лица: ваши друзья, родственники, знакомые, люди, которым вы доверяете получить информацию и оказать помощь. Сообщение может приходить как уведомление в приложении, но, если у ваших получателей приложения нет, ничего страшного, им придет sms или e-mail, или даже роботизированный звонок — будет возможность выбрать, каким образом сообщить. Если вдруг у кого-то из вашего первого круга безопасности есть устройство, то можно настроить получение вибросигнала непосредственно на него. Это очень хорошо работает с близкими членами семьи, когда отец трех дочерей носит сам кольцо, чтобы не пропустить важную тревогу, и может заниматься своими делами, при этом не вынужден каждые 5 минут проверять экран своего телефона.

Второй круг безопасности — это также частные лица, но они не обязательно должны лично вас знать, просто могут оказаться неподалеку: это члены сообщества, к которому вы принадлежите, одноклассники, болельщики одной футбольной команды, жители одного района и т.д. Все это управляется системой тегов, вы можете их поставить и получать, и отправлять тревогу людям, которые связаны с вами одним тегом. Таким образом, мы строим очень плотное сообщество, где люди начинают взаимодействовать с теми, с кем они раньше, может быть, не встречались, но разделяют ценности, интересы, либо какую-то причастность к чему-то другому.

Третий круг — это экстренные службы. В каждой стране они разные: где-то это сервис 911, куда приходят все экстренные звонки; где-то эти службы разделены на полицию, скорую помощь и пожарную охрану. В разных странах это все работает по-разному. В Америке наш пользователь получает сигнал на станции 911 через наши колл-центры, которые работают 24 часа в сутки, и обученный персонал видит эту тревогу. Где-то этот сигнал имеет возможность приходить напрямую в полицию или скорую помощь, где уже люди его принимают, обрабатывают и выезжают или принимают какое-то решение о том, как помочь.
Что в сообщении, которое люди получают?
Катя: В сообщении точное местоположение, геолокация, определенная системой смартфона. Все ваши участники спасательной команды, все люди, которые откликнулись на вашу тревогу, во-первых, видят отправителя на карте, видят друг друга, они могут координировать свои действия в чате, кто-то может сам вызвать полицию или скорую помощь, кто знает близко этого человека, сообщить, что пришел сигнал тревоги, кто-то может подъехать на машине. Мы очень много изучали статистику различных происшествий: как правило, появление одного свидетеля меняет всю ситуацию в лучшую сторону кардинально, не говоря уже о том случае, если кто-то прибывает. Чем больше полезной информации в приложении, тем легче людям, которые откликаются на тревогу, чтобы действительно вам помочь. Они могут знать, чем вы приблизительно занимались, что с вами происходит.
Геопозиция отслеживается постоянно?
Катя: Да, с момента тревоги. Никаких предысторий мы не трекаем. Как только тревога активна, естественно, видно не только местоположение, но и все передвижения. Если отправитель находится в районе с высотными зданиями, полезно указывать этаж или подъезд, конкретный номер квартиры, где человек работает или живет, где живут его друзья. Есть возможность создавать предстоящие события: если девушка идет на свидание, и она в целом хотела бы пойти, но немного беспокоится о своей безопасности, так как она не знает этого человека, она может создать в приложении событие, рассказывающее, с кем и где она будет: хотя бы имя и фотография. Если ничего не происходит в этот момент, об этом никто никогда не узнает. Но, если вдруг в том временном промежутке, который вы указали, происходит сигнал тревоги, эта информация становится доступной либо экстренным службам, либо тем людям, которые откликнулись на эту тревогу, чтобы они могли уже принять конкретное решение.
— Почему вы делаете именно то, что вы делаете?
Катя: Это очень добрая задача — изменить способы взаимодействия экстренных служб и простых людей для того, чтобы увеличить шансы на благоприятный исход из экстренных ситуаций. Любое вмешательство в какую-то такую ситуацию приводит к тому, что шансы получить либо тяжелую травму, либо потерять жизнь, либо как-то ее себе значительно осложнить тут же снижаются. Разница между «просто испугаться» и «попасть в больницу», либо «попасть в больницу с легким ранением» или тяжелым увечьем — она довольно драматически сказывается на жизни каждого человека.

Когда мы начали думать об этой системе, мы поняли, что независимо от того, где человек живет, кем работает, какого он пола, роста, сколько лет он занимался боевыми искусствами, была ситуация, когда очень хотелось позвать на помощь, и не было никакой возможности это сделать, либо этот зов на помощь просто никто не слышал и не мог прийти.

Для этого мы и делаем Nimb: чтобы люди, столкнувшиеся с ситуацией, которую невозможно предвидеть, имели возможность как можно быстрее дать об этом знать.

Кому? Прежде всего, людям, которые наиболее заинтересованы в том, чтобы вы сохраняли свою жизнь и здоровье: родственники и друзья, люди, которые любят вас и заботятся о вас, небезразличны к вам. Второе — это, конечно, экстренные службы. Мы знаем, что очень много проблем с их эффективностью не только в России, но и во всем мире. В разных местах разные аспекты, но, тем не менее, люди хотят полагаться на эти службы. Для того чтобы на них полагаться, нужно предоставить им максимально полезную информацию. В США в службе 911 сейчас главная проблема — определение места нахождения звонящего. Они используют landlines — обычные стационарные телефоны для определения локации, что совершенно неприемлемо в современном мире, и теряют примерно 10 тысяч человек из-за того, что люди уже позвонили, объяснили ситуацию, но экстренная служба не знает, куда высылать машину с пожарными или скорую помощь, потому что они не знают, где тот человек, который звонил.
Что самое сложное в вашей работе?
Катя: Ничего простого в ней не оказалось. Нам казалось, что самое сложное — запустить проект в прошлом году, когда выходили на краундфайндинг, но это оказалось первым и самым легким шагом. Люди очень тепло приняли проект и поддержали его, мы очень быстро собрали требуемую сумму, запустили производство устройств и приложений. Здесь нас поджидало множество всяких сюрпризов и препятствий, с которыми мы героически сражаемся каждый день. Во-первых, производство чего-то реального, какой-то реальной штуки, которую никто до этого не делал, это нетривиальная задача: начиная с разработки, подбора материалов и компонентов, фабрики, которая это будет делать. Сейчас один из партнеров проекта на пути из Китая в Москву, потому что очень часто приходится туда летать и решать какие-то вопросы на месте, сложно это сделать дистанционно отсюда. Опять же, когда мы представляли себе, как должно работать приложение, у нас была одна идея; когда мы начали над ним работать конкретно, уже имея в голове реальные три тысячи человек, которые будут этим пользоваться, то мы пересмотрели все сценарии. На каком-то этапе мы решили сделать полностью редизайн: сделать его более удобным, добавили несчетное количество функций туда. Сейчас готова beta-версия, мы будет ее тщательно тестировать. Производственные сложности — самое сложное.
Над чем работаете прямо сейчас?
Катя: У нас сейчас финальная стадия производства устройств и приложения. Мы получим устройства в течение нескольких недель, нам нужно будет всю эту систему связать воедино, проверить, как она работает в связке, протестировать, как работает софт, как работает устройство, отправить эти устройства сначала журналистам или каким-то людям, которые будут тестировать. Убедившись, что все работает, как мы хотим, отправить устройства нашим бэккерам и запустить систему на полную мощность.
Какой один совет вы могли бы дать человеку, только начинающему свой проект?
Катя: У всех разная мотивация, сложно дать универсальный совет. Они все во всех книгах и статьях и одинаковые, и разные в одно и то же время. Не работайте над тем, что вам самим не очень нравится, и с теми людьми, которые вам не очень нравятся, потому что вы будете это делать 24 часа в сутки и очень интенсивно. Мотивация личная очень важна, она позволяет закрывать глаза на очень многие вещи, которые наемный работник не смог бы вынести или не хотел бы вообще с ними дело иметь.
Почему Рабочая Станция?
Катя: Это такое приятное место в лесу, это один из самых приятных офисов, который можно себе представить для команды стартапа. Он находится в центре, при этом за окном у нас ходят коты, белки, какие-то безумные птицы. Все время приходится гуглить, что это за птицы, потому что любопытно. Я городской житель и не очень разбираюсь, какие птицы и в какое время здесь обитают. Просто прийти, 24 часа открыто, что для стартапа важно: что-то забыл, что-то вспомнил, нужно встретиться — ты приходишь.
Опишите свой день на Рабочей Станции.
Катя: У нас свой «аквариум», что очень удобно. Я, честно говоря, не очень представляю, что было бы, если бы наша весьма крупная команда для стартапа (у нас здесь всегда больше 6 человек присутствует, несмотря на то, что все постоянно перемещаются по разным странам). Мы базируемся в США, а здесь разработка, поэтому время от времени мы здесь. К тому же у всех русское происхождение.

Нас много, мы сидим за отдельной дверью — это большое удобное помещение с огромными окнами в пол. Я сижу лицом в эти окна и целый день гляжу на лес, деревья, когда не смотрю в экран компьютера. У нас есть возможность заказать переговорную, если нам нужно кого-то здесь принять. Есть возможность выйти, если хорошая погода.

Я прихожу обычно в районе 12 часов дня. Не всем в команде это нравится, но так уж устроен мой день, так уж устроена моя жизнь, что я довольно поздно ложусь. Я много вещей делаю вечером, уходя в ночь, поэтому с утра тоже, бывает, задерживаюсь, или какие-то в городе встречи. Прихожу обычно часов в 12. Очень удобный доступ: у всех есть карточки, все заходят. Если кто-то свою забывает, как я часто делаю, то мне просто дают дополнительную карточку на день, которую нужно вернуть в конце дня. Мы пользуемся кухней и холодильником, какими-то другими вещами, пьем чай, готовим себе какие-то мелочи, если хотим.

Постоянно здесь нас примерно 10 человек. Костяк команды — это основатели, сооснователи: 2 моих партнера — Леонид Берещанский и Никита Моршанский. Они живут то в Сан-Франциско, то в Лос-Анжелесе, то в Нью-Йорке, то в Москве, сейчас вот Ник в Китае, а Леонид здесь с нами в Москве. Я тоже болтаюсь где-то по планете постоянно, время от времени приезжаю сюда. Когда я в Москве, я прихожу работать сюда. Здесь у нас постоянно находится разработка, наш СТО Алексей Медведев и его ребята-разработчики сидят тут. Наш продюсер Митя Лещинский тоже периодически, кто-то ему помогает из дома, либо приходит сюда. Техподдержка у нас: сейчас руководитель службы техподдержки тоже в Москве, хотя при запуске мы наймем еще человек 5, наверное. Они, конечно, будут распределены по планете, чтобы мгновенно отвечать на сообщения в разных часовых поясах. Кто у нас еще здесь сейчас? Маркетинг, digital-маркетинг, руководитель этого направления и время от времени появляются какие-то ребята, которых мы нанимаем на проект. Так что команда — это такой гибкий, динамичный и живой организм: кто-то приходит для конкретных задач, кто-то на несколько месяцев, кто-то уезжает в Нью-Йорк и работает там. Иногда нас собирается 15 человек, и мы с трудом помещаемся. Иногда остается 5, и они скучают все друг по другу.
О чем бы вам было интересно поговорить с другими резидентами?
Катя: Это зависит от резидентов. Мы не всех знаем. У нас специфика такая, для нас российский рынок не приоритетный, мы здесь постольку, поскольку какие-то шаги делаем. Нас знают, кто-то обращается, приходит. Основная наша активность направлена на США, зарубежные рынки. Скорее всего, здесь точно кто-то есть, кто мог бы быть нам чем-нибудь полезен, когда мы ищем людей на время, на проекты какие-нибудь: дизайнеры или кто-нибудь еще. Круто было бы, если бы эта информация была легкодоступной, можно было бы побыстрее ее найти. Лично я близко не общалась с другими резидентами, но, опять же, я прихожу для того, чтобы сделать конкретные вещи и потом, скорее всего, куда-нибудь уезжаю в город. Продолжая работать, круто было бы с кем-то познакомиться поближе.
Катя Романовская
Co-founder в NIMB
nimb.com

Резидент Рабочей Станции Парк
Понравился проект, хотите познакомиться, но не знаете, как? Пишите на people@coworkstation.ru
comments powered by HyperComments