FEELLINI

Ваш проводник в кино
Блог помогает резидентам Рабочей Станции знакомиться. Просто так подойти к человеку: «Привет! А чем ты занимаешься, кстати?» — как-то неловко.
Хотя наверняка среди трудящихся за соседним столом есть те, с кем любопытно было бы пообщаться.
В блоге можно узнать, кто есть кто, присмотрев для себя потенциальных партнеров, или клиентов, или — быть может — друзей.

— Что такое FEELLINI?
Марита: FEELLINI — это образовательная платформа о кино, пока в ней есть блог и курс по истории мирового кинематографа «Киноодиссея» в формате онлайн и частично оффлайн. Планирую запустить подкасты и семейный киноклуб (уже буквально в конце апреля).

FEELLINI образовалось из двух важных вещей: «feel» — чувствовать и Федерико Феллини — режиссер, который сильно на меня повлиял. Все вместе о том, как пропускать кино через себя, чувствовать.
— Почему вы делаете именно то, что делаете?
Марита: В какой-то момент я поняла, что у людей низкая осведомленность о кино, и это недоработка нашей образовательной системы: кино не встроено в программы и нигде не изучается. За исключением специализированных ВУЗов.

В кинотеатрах чаще всего смотрят то, что выходит в массовый прокат — блокбастеры. Ну, еще оскаровскую программу, в лучшем случае — что-то из каннской программы.

Курс «Киноодиссея» дает систематизированный материал, где рассказывается, как эволюционировали жанры, как все зарождалось, о монтажных приемах и многом другом. Во ВГИКе мы могли 2-3 раза в неделю по 3 часа смотреть фильмы и потом обсуждать. В нормальной жизни, особенно если человек занят и работает, у него нет возможности посмотреть столько фильмов. Столько, конечно, и не нужно. Но хотя бы иметь общее представление, посмотреть самые такие главные шедевры. Просто так себя не заставишь же начать смотреть фильмы 30-х годов, а когда это учебная программа, появляется другая мотивация.
— Вы заканчивали ВГИК?
Марита: Да, режиссерский факультет. Были короткометражки, которые я снимала.
— Вы планируете дальше работать в этом направлении?
Марита: Есть сценарий, над которым я работаю. Это социальная драма. Социальная она, потому что поднимает довольно острые вопросы. У меня там националисты, иммигранты, владельцы подпольных игровых клубов, бомжи — те элементы общества, о которых не любят упоминать.

В России больше востребованы комедии, мелодрамы. Под такое найти продюсера проще. Социально-острое кино снимает Звягинцев, например. Но какому-то неизвестному режиссеру такой жанр доверить сложнее.

В моем сценарии 4 линии, которые развиваются в разных временных промежутках, но в какой-то момент все истории пересекаются. У фильма нелинейная хронология. К слову, Иньяритту любит такие фильмы снимать, Тарантино, Линч. Или, например, фильм «Столкновение» с похожей структурой. Большинство фильмов снимаются в линейной хронологии, т.е. когда в фильме события развиваются последовательно, одно за другим. Жан-Люк Годар хорошо объяснил суть нелинейности: «В фильме может быть начало, середина и конец, но не обязательно в этом порядке». В некоторых фильмах сюжет вообще разворачивается с конца.
Лучше постоянно и качественно заниматься самообразованием, следить за проверенными площадками, где подают нужную информацию.
— Надеюсь, у вас получится это реализовать, потому что, мне кажется, помимо массового кино, и такие фильмы нужны для развития.
Марита: Проблема в том, что уже на заре кинематографа, когда он только делал первые шаги, его уже успели захватить дельцы. Некоторые продюсеры смотрели на кинематограф, как на товар. Основным показателем был доход. К сожалению, и сейчас глобально к фильмам подходят с точки зрения доходности, выстрелит или нет.

А у меня социальная драма, да еще и со сложной композиционной структурой, да еще и с неприятными такими темами. Пока продюсеры просят то убрать национализм, то иммигрантов. Облегчить историю. Я уже несколько раз переписывала сценарий. Вот сейчас делаю, наверное, последнюю попытку.
— Кажется, в фильме «Memento» события развиваются в похожей манере.
Марита: Да, у Нолана повествование идет в обратном порядке. Мне нравится такое изложение, а продюсерам не очень. Я понимаю опасения: далеко не все линейные сюжеты понятны зрителю, что говорить о более сложных.
— Как проходит курс «Киноодисея»?
Марита: Курс можно полностью проходить онлайн. Несмотря на то, что я режиссер, видеокурс я делать не стала. По опыту, — своему и друзей — эти видеолекции в какой-то момент откладывают в долгий ящик либо слушают в фоновом режиме, и не все усваивается. Чтобы человек не забрасывал, я придумала структуру с письмами, которые приходят раз в неделю. Каждую неделю такое напоминание! Динь-динь, новое письмо! Это мотивация и подстегивание, чтобы не забрасывать.

Мои письма — это как путешествие некой особи во времени, но оно такое, будто вы получаете письмо от друга из прошлого. К каждому письму идет список рекомендованных фильмов. Курс идет год, который охватывает 100 лет истории кинематографа. В каждом десятилетии я выбираю те темы, которые его представляют. Конечно, хотелось охватить еще больше стран и направлений, но тогда нам бы пришлось пару месяцев просидеть в немом кинематографе. А людям хочется быстрее идти вперед, к более современному кино. Многим тяжело смотреть старые фильмы, потому что нет насмотренности, нет привычки именно визуального контакта, сейчас больше «смотрят ушами».
— Что самое сложное в работе?
Марита: Одно время я делала все бесплатно: рассказывала о кино, делала блог. В какой-то момент я услышала такую мысль: «до тех пор, пока ты даешь бесплатно — Вселенная не отдает тебе ничего обратно».

Когда я запустила этот платный курс, стали происходить удивительные вещи. Ко мне обратился культурный центр «Зодчие» и предложили у них проводить лекции по моему курсу. Часто стали приходить запросы сделать различные подборки фильмов: для предпринимателей, для женщин и т.д. Есть целый список задач, которые я должна сделать, но времени реально не хватает. Так что сейчас нехватка времени — самая большая проблема.
— Какие у вас планы на будущее?
Марита: В «Киноодиссее» уже сейчас есть участники со всего мира. Пока, правда, русскоговорящие. Но я хочу сделать проект международным, поскольку это письма, их легко будет перевести. Так что он станет доступным на английском, немецком, французском, китайском и других языках.
— Уверена, вам часто задают этот вопрос, но какие фильмы самые любимые?
Марита: О, да! (смеется)

На самом деле, таких фильмов очень много. Это зависит от того, для чего я смотрю. Есть фильмы, которые надо посмотреть, например, ту же оскаровскую, каннскую программу, чтобы иметь представление вообще о том, что идет, какие тренды.

В каждом десятилетии можно найти множество разных фильмов. Мне нравятся фильмы со сложной структурой, от которых происходит взрыв мозга. В этом плане, это практически все фильмы Алехандро Иньяритту. Я люблю фильмы, которые меня меняют. Помню, когда посмотрела впервые «Матрицу». Долго думала о себе: вдруг и я батарейка. Для меня это — фильм-открытие, плюс мне нравится жанр антиутопии.

Есть еще фильмы, которые называют «фильм-дыхание». Взять, допустим, «Зеркало» Тарковского. В нем вроде ничего не происходит, но в какой-то момент понимаешь, что в тебе что-то меняется и это то, что дает тебе второе дыхание. Или «Пятый элемент» Люка Бессона, когда Мила Йовович плачет при просмотре картин, а вместе с ней плачешь ты.
У меня два ребенка, много всякого быта, коммерческих заказов, работы и иногда я так заматываюсь, что у меня просто нет сил. В такие моменты я сажусь, смотрю какой-то фильм, поплачу вместе с героем, вздохну и становится как-то легче. Меня это спасает.
Беда сериалов в том, что первые сезоны делают на ура, а потом все начинается вертеться на одном. Или не могут довести до яркого финала.
— Как вы относитесь к сериалам?
Марита: Хорошо отношусь к сериалам, но я избирательна. Российские сериалы смотрю очень редко, быстро нахожу и чувствую фальшь. Если в эпохе не соответствуют какие-то вещи, люди так не говорят — я сразу вижу, и во мне включается не зритель, а режиссер. В американских сериалах для меня больше условностей. Несмотря на то, что я много раз там была и жила некоторое время. Для меня все равно остается вопрос: как повел бы себя американец и как бы себя выражал.

Среди любимых сериалов — «Черное зеркало», каждую серию которого можно делать, как полнометражный фильм. Есть сериал «Табу» с жесткой эстетикой. «Игра престолов» — лучший сериал, что я видела в своей жизни.

Моя проблема с сериалами в том, что я знаю, как должен быть выстроен сюжет и когда что случится. Когда интуитивно знаешь схемы, то понимаешь, что случится. Но когда что-то происходит внезапно или убивают всех главных героев — это очень необычно.

Беда сериалов в том, что первые сезоны делают на ура, а потом все начинается вертеться на одном. Или не могут довести до яркого финала. «Lost», например, на мой взгляд, просто не смогли довести до конца. У меня, как и у многих фанатов Lost, было жуткое разочарование от финала.
— Что вас вдохновляет?
Марита: Поскольку я люблю кино, то, прежде всего, это кинематограф и личности, которые его творят. Судьбы людей, которые, несмотря ни на что, создавали шедевры.
— Вы говорите о том, что мало кто интересуется и разбирается в кинематографе. Как в данном случае привить любовь к кино детям?
Марита: Если ребенок видит, что родители смотрят кино, ходят в кино, то, скорее всего, кино будет встроено и в жизнь детей. Например, я пересматривала Чаплина, мне нужно было выбрать отрывки для курса, чтобы сделать гифки, сын зашел в комнату, стал смеяться и сел смотреть со мной. А теперь он уже сам предлагает посмотреть Чаплина.

У каждого ребенка есть сензитивные периоды, т.к. наиболее благоприятные для формирования каких-то психологических свойств и видов поведения. Подходы могут быть разные, но я обращаюсь к кино и литературе. Мы с детьми много читаем. Почти 700 книг прочитано со старшим сыном. Они с братом постоянно дерутся. Как решить эту проблему? Можно по-разному, но я беру книги о взаимоотношениях с братьями, и на примере героев разбираем эту тему. Также смотрим мультфильмы и фильмы. Обсуждаем, почему герой повел себя так или иначе.

Нужно также понимать, в каком возрасте и какие фильмы можно показывать. Ко всем ограничениям в фильме мы с мужем относимся спокойно. Я не психолог, но показываю ребенку фильмы, которые старше его возраста. Он любит смотреть фильмы про Гарри Поттера, они очень жесткие, с точки зрения психолога, но ему это интересно. А я понимаю, что на волне Гарри Поттера мы можем проработать многие темы. Но, конечно, важно делать это вместе с ребенком и не оставлять его одного.
— Почему Рабочая Станция?
Марита: Сказать по правде, из-за старшего сына. В этом году он пошел в первый класс. До школы он ходил в спортивный детский сад. В то время, пока он был там (с 10 до 18), я могла спокойно работать. А сейчас школьные занятия заканчиваются в 12:30, после чего ребенок приходит домой и начинается: «Мам, мам, мааам». Концентрироваться стало тяжело.

Я пробовала работать в кафе, но поняла, что это неудобно. Пришла на пробный день к вам, посмотрела, и мне все понравилось. А еще Рабочая Станция Парк находится недалеко от моего дума, я могу приходить на работу пешком. Лишний раз прогуляться — тоже плюс.
Для резидентов Рабочей Станции действует скидка 500 рублей на курс «Киноодиссея» про промокоду coworkstation.
Марита Захарова
Основатель в FEELLINI
feellini.ru

Резидент
Рабочей Станции Парк
Понравился проект, хотите познакомиться, но не знаете, как? Пишите на people@coworkstation.ru
comments powered by HyperComments